Краевед Прикамья

 

Кунгурский след Маминых

Страницы: 1
RSS
Кунгурский след Маминых
 

Мне уже неоднократно приходилось рассказывать о том, что в процессе исследования генеалогии рода Маминых меня удивило то обстоятельство, что в Пермском крае, несмотря на явный интерес к личности Д.Н. Мамина-Сибиряка, никто этим вопросом до меня не занимался. Встречались лишь различные публикации о «причастности» того или иного населенного пункта к биографии писателя, при этом не  всегда достоверные. А то, что несколько поколений священнослужителей Маминых, связанных с Дмитрием Наркисовичем узами кровного родства (хоть и не очень близкого) на протяжении более ста лет (с 1844 по 1974 годы) служили именно в этом регионе – вообще выпало из поля зрения исследователей.

В заголовок данного очерка я вынес измененное название статьи, опубликованной в 2012 г. в сборнике «Кунгурский диалог» (В.В. Одегов. Кунгурский «след» Мамина-Сибиряка). В данной статье речь шла о том, что Дмитрий Наркисович имеет с Кунгуром родственные связи. В принципе, это действительно так, однако приведенные в обоснование этого факта сведения нуждаются в значительной корректировке. Поэтому мною и был подготовлен и передан в кунгурскую газету «Искра» данный материал. К сожалению, в газете он на настоящий момент (июнь 2021 года) опубликован не был. Предлагаю посетителям сайта «Краевед Прикамья» ознакомиться с этой информацией.

В статье Владислава Васильевича Одегова за основу были взяты исследования краеведа Аркадия Федоровича Коровина, опубликованные в 1974 году. По версии Коровина, родоначальником Маминых был священник села Истоцкого Петр Никифоров, выходец из Кунгурского уезда. У Петра Никифорова был сын Еремей (Иеремия), у Еремея – сын Василий. Далее, согласно данным церковной летописи села Истоцкого, у священника Василия Игнатова сына попова Мамина был сын Егор. Через потомков Егора Васильевича Мамина автором уже прослеживается (правда, с некоторыми допущениями и неточностями) прямая нисходящая линия родства с Дмитрием Наркисовичем. Несоответствие же отчества Василия Мамина – Иеремиевич/Игнатьевич – А.Ф. Коровин объясняет вероятной ошибкой в церковной летописи. Таким образом, по версии Коровина получается, что первым священнослужителем в роду будущих Маминых был уроженец кунгурской земли Петр Никифоров.

Одновременно с А.Ф. Коровиным, в том же 1974 году свое исследование родословной знаменитого уральского писателя публикует Иван Алексеевич Дергачев. Однако он начинает описание родословия Маминых от Григория Мамина, служившего по данным И.А. Дергачева в середине XVIII века священником в Щербаковской слободе. К сожалению, Иван Алексеевич не привел источника этих сведений. По архивным источникам, которые удалось разыскать мне, Григорий Егорович Мамин в 1750–54 гг. служил диаконом не в Щербаковской, а в Багарякской слободе. Затем, в январе 1755 г., был рукоположен в сан священника и служил в той же Багарякской слободе до начала 1780-х годов. Имеются сведения о пяти сыновьях Григория Мамина – Никите, Матвее, Степане, Луке и Викторе. Матвей Григорьевич Мамин, служивший пономарем в церкви села Истокского – прапрадед Дмитрия Наркисовича.

Представленные в 1974 году А.Ф. Коровиным и И.А. Дергачевым варианты родословия Маминых, как вы уже наверняка заметили, не вполне стыковались между собой и, кроме того, содержали ряд «белых пятен». В частности, из них была не ясна родственная связь между Григорием Маминым (отчество которого И.А. Дергачев не указывает) и фигурирующими в публикации А.Ф. Коровина Петром Никифоровым, его сыном Иеремией и Василием Иеремиевичем/Игнатьевичем Маминым. Эта проблема была разрешена последующими исследованиями А.Г. Мосина (2000 г.) и Ю.В. Коновалова (2003 г.). С учетом результатов этих исследований можно утверждать, что первым из живших на территории Урала предков Д.Н. Мамина-Сибиряка (во всяком случае по тем данным, которые на сегодняшний день подтверждены документально и не вызывают сомнений) был Микитка Терентьев сын Пинежанин, который впервые упоминается в числе крестьян Арамашевской слободы, присягавших в 1645 году новому царю Алексею Михайловичу. Его прозвище – Пинежанин – позволяет с большой долей определенности утверждать, что происходил он с Пинеги, то есть с территории современной Архангельской области. В документах последующих лет находим имена сыновей Никиты Терентьевича: Игнатий, Артемий и Иван; и его внуков – интересующих нас сыновей Игнатия: Осип, Андрей, Василий, Лев.  До начала XVIII века они проживали в Арамашевской слободе, затем, вероятно не позднее 1708 года, переселились в район Багарякской слободы. Самого Никиты к этому моменту уже не было в живых – последний раз он упоминается в документе, датированном 1682 годом.

Один из потомков Никиты Терентьевича – его внук Василий Игнатьевич – принимает духовный сан, став сначала пономарем в церкви Багарякской слободы, а позднее – священником с селе Истокском. Это подтверждается документами учета церковнослужителей 1737 года: «Истотского села Троицкой церкви поп Василей Игнатиев Мамин. Сказал от роду ему пятдесят четыре года. Во иерея посвящен к той церкви на место збежавшаго попа Петра Никифорова в 712-м году ис пономарей той же слободы». Как видим, на какое-либо родство Василия с прежним священником Петром Никифоровым указания нет. Исчезновение же Петра Никифорова объясняется по всей вероятности башкирским восстанием, охватившим этот регион в 1709-10 годах.

Так что не священник Петр Никифоров, выходец из Кунгура, а крестьянин Никита Терентьев Пинежанин был дедом истокского попа Василия Мамина. Вот так материалы незавершенного генеалогического исследования полувековой давности, которые периодически «всплывают» в наше время и публикуются без учета более поздних работ (к слову, также известных уже достаточно давно!), и могут ввести читателя в заблуждение.

Василия Игнатьевича по праву следует считать родоначальником церковнослужительской династии Маминых, служивших на протяжении двух с половиной веков в различных приходах Урала и Сибири. К середине XIX века Мамины служили в регионах, которые по современному административно-территориальному делению относятся к Свердловской и Челябинской областям (в основном), а также Тюменской, Томской областям и Северному Казахстану. Их перемещение на территорию Прикамья – современного Пермского края – произошло в 1844 году. Первым из «прикамских» Маминых был Дмитрий Антонович (1823 – 1896), служивший большую часть своей жизни, почти 40 лет, священником в селе Алтыновском (Алтынном), расположенном ныне в Октябрьском районе Пермского края. Дмитрий Антонович Мамин приходился троюродным братом диакону села Покровского Ирбитского уезда Матвею Петровичу Мамину, родному деду Д.Н. Мамина-Сибиряка.

Давайте теперь разберемся, где же в действительности искать «кунгурский след Маминых». На территории современного Кунгурского района более 20 лет служил один из внуков Дмитрия Антоновича – Анатолий Антониевич (Антонович) Мамин. Он родился в 1869 г. в селе Дворецком Оханского уезда, был старшим сыном священника Антония Дмитриевича Мамина. Вскоре после рождения Анатолия Антоний Дмитриевич переведен в село Кизьву, где прослужит почти 16 лет. Затем полтора года, с сентября 1886 по апрель 1888 года, Антоний Дмитриевич будет служить в Кунгурском уезде – в селе Асовском (ныне – Асово). Места его последующей службы – село Кольцовское Пермского уезда (1888-93), село Верх-Язвинское Чердынского уезда (1894-97) и, наконец, село Бубинское Оханского уезда (1897-1902).

Соответственно детство Анатолия Мамина прошло в Кизьве (ныне – в Сивинском районе). Учился он в Пермской классической гимназии, что довольно необычно для поповича – во всяком случае, три его младших брата пошли в этом смысле привычным путем, в духовное училище. После гимназии около года служил в Пермской контрольной палате, затем был принят на духовную службу. В 1889-90 гг. – псаломщик церкви села Ильинского Пермского уезда, затем переведен в село Голубятское, где совмещал службу псаломщика с должностью учителя церковно-приходской школы. В мае 1894 г. перемещен к Иоанно-Предтеченской церкви села Стефановского Осинского уезда (ныне – село Ленск в Кунгурском районе). С этого момента начинается служение Анатолия Мамина на кунгурской земле.

В октябре 1896 г. Анатолий Мамин Преосвященным Петром, епископом Пермским и Соликамским рукоположен в сан диакона и указом Персмкой Духовной консистории определен на штатное место к Петропавловской церкви села Кинделинского Кунгурского уезда.

В Кинделино диакон Мамин был учителем пения в местном народном училище и законоучителем в Ермиловском училище. Через несколько лет, в марте 1901 г., он рукоположен в сан священника. В этой должности о. Анатолий сменил священника Евфимия Филипповича Попова, служившего в Кинделино более 30 лет. Став священником Анатолий Мамин возглавил также церковно-приходское попечительство, был законоучителем в Кинделинском земском училище. Его деятельность на образовательном поприще была в 1905 г. отмечена благодарностью  Кунгурского училищного совета «за хорошую постановку учебного дела». Организация начального образования, особенно в сельских районах, также была одной из задач, успешно выполнявшихся православным духовенством.

В 1907-14 годах священник Анатолий Мамин – настоятель Свято-Троицкой церкви Кыновского завода. Одновременно – законоучитель Кыновского 2-х классного училища и 1-го Земского училища; заведующий церковно-приходской школой, Грязнухинской и Мягко-Кыновской школами грамотности; участковый попечитель Кунгурского комитета народной трезвости. Судя по данным клировых ведомостей, о. Анатолий обладал также незаурядными вокальными данными и применял эти свои способности в пастырской деятельности: при нем в церкви Кыновского завода было организовано всеобщее пение за богослужением.

В 1914 г. о. Анатолий переведен по прошению к Крестовоздвиженской церкви села Сылвенск. К уже привычной деятельности священника и законоучителя добавляются хлопоты военного времени: он занимается сборами средств на военный воздушный флот, за что удостаивается благодарности Великого Князя Александра Михайловича – шефа Императорского военно-воздушного флота.

В семье Анатолия Мамина была жена Анна Евлампиевна, 1873 г.р., и две дочери: приемная Анна 1888 г.р. и Ольга 1898 г.р.

Анна училась на подготовительных курсах в Кинделинском земском училище, затем в Кунгурской женской гимназии. Служила в школах Кунгурского уезда: помощницей учителя в Ослянском народном училище (1908-1909 г.), учительницей в Бабенковском народном училище (с 1909 г.), Ломовском народном училище (с 1914 г.). В 1915-16 гг., как значится в клировых ведомостях, «состоит слушательницей высших женских курсов в Петрограде на содержании отца». Поиск сведений о ней в архивах Санкт-Петербурга, к сожалению, результатов не дал.

Ольга в 1909-16 гг., училась в Кунгурской женской гимназии. В Кунгурском городском архиве сохранилась копия аттестата Ольги Анатольевны Маминой об окончании гимназии. В документах гимназии указан и адрес проживания ученицы: «за Иренской слободой, в доме Бабикова».

Никаких сведений о семье Анатолия Мамина после 1916 г. обнаружить не удалось.

С Кунгурским районом связана судьба еще одного семейства, принадлежащего к роду Маминых. Двоюродная сестра о. Анатолия, Павла Дмитриевна Мамина, была замужем за Иоанном (Иваном) Васильевичем Соколовым, который с 1914 г. служил в Крестовоздвиженской церкви села Серга Пермского уезда (сейчас это село относится к Кунгурскому району).

Иван Васильевич Соколов родился в 1875 г. в селе Аряжском Осинского уезда в семье псаломщика. Обучался при часовне Св. Стефана, где в 1893 г. сдал экзамен на псаломщика. Служил псаломщиком в селе Кленовском Оханского уезда, в селах Аряжском и Савинском Осинского уезда. В мае 1914 г. рукоположен в сан диакона и определен к Крестовоздвиженской церкви села Серга. Его супруга Павла Дмитриевна родилась в 1878 г. в селе Сивинском Оханского уезда в семье священника Дмитрия Дмитриевича Мамина. По данным клировой ведомости за 1917 год, в их семье было пятеро детей: старшая дочь Евгения 1898 г.р., которая на тот момент служила учительницей в земском училище, сыновья Сергей 1903 г.р. и Виталий 1905 г.р., которые учились в Пермском Духовном училище и младшие дети – Мария 1908 г.р. и Александр 1910 г.р.

Судьба Крестовоздвиженского храма в Серге в ХХ веке оказалась трагичной. В июне 1918 г. два служивших здесь священника – Анания Аристов и Константин Юрганов – были арестованы за протест против изъятия церковного имущества и увезены в Пермь. 2 ноября 1918 года они были расстреляны во дворе Пермской Духовной Семинарии. В 2000 году оба были причислены к лику святых новомучеников и исповедников Российских. Сам храм в 1930-х годах был закрыт, его купола и колокольня разрушены. Возвращен Церкви в 1992 г.

Иван Соколов по всей вероятности продолжал служить в Серге до 1919 года, затем скорее всего покинул город с отступавшими частями Белой Армии и вернулся спустя год. Этот вывод я сделал на основании пометки в клировой ведомости за 1920 год: «Был в отлучке с 17-го июня 1919 года по 27 июня 1920 года». В феврале 1921 года диакон Соколов рукоположен в сан священника к той же церкви. Данные о дальнейшей судьбе священника Ивана Соколова и его семьи отсутствуют.  

К сожалению, следы представителей рода Маминых, живших на кунгурской земле, теряются в смутные послереволюционные годы. Будем надеяться, что когда-нибудь удастся их отыскать…

 

Р.S. На моем Дзен-канале данный очерк  дополнен иллюстрациями, большинство из которых взяты в открытом доступе в сети Интернет (ссылки на источники указаны в тексте). Пользуясь случаем, выражаю авторам благодарность за размещенные в сети материалы.

(https://zen.yandex.ru/media/id/5c23ed8268a4da00aabd5096/kungurskii-sled-maminyh-603b6cd549b4e72890335f1a)  

Изменено: Nikky - 11.06.2021 22:34:02
Страницы: 1
Читают тему (гостей: 1)



© 2012 – 2021. Краевед Прикамья

Все права защищены. Перепечатка только со ссылкой на авторский материал.
Разработка и поддержка: Рекламная студия «Рубин Системс»

Яндекс.Метрика   Top.Mail.Ru
Hand Made Studio MaryKat. Декоративные корабли для вашего интерьера.

×
Вход на сайт